Опубликовано 22.06.2018 16:46
0

Всего голосов: 0

1529602217_money-1169407_1280.jpgЭксперты вычислили, кого в России можно называть средним классом. По данным исследования Аналитического кредитного рейтингового агентства, к этой прослойке могут причислить себя москвичи с ежемесячным доходом в 121 тысячу рублей и жители регионов с зарплатой от 60 до 73 тысяч. Западные СМИ уверяют, что бум среднего класса в России закончился.

В очередной раз в СМИ началась дискуссия о "российском среднем классе", который по общему мнению как раз и должен служить опорой стабильности государства. Стремящиеся к "единому западному стандарту" СМИ отметили, что стабильность-то у нас отчего-то есть, а вот "среднего класса" отчего-то не наблюдается.

Стабильность у нас действительно не совсем правильная. Неслучайно Путин обозначил главной задачей своего нынешнего президентского срока качественный рост уровня жизни населения за счет роста экономики. Тут у него, правда, есть некоторые разногласия с экономическим блоком правительства, которое против роста экономики-то не возражает. Но отчего-то полагает, что этот "рост" оно должно обеспечить за счет населения. Впрочем, мы сейчас не об этом. А о том, отчего происходит такая фетишизация самого понятия "среднего класса".

Исторический, "классический" средний класс действительно был оплотом общественной стабильности и государственности в европейских и/или европеизированных социумах. Только проблема тут состоит в том, что на "условном Западе" этот самый средний класс, говоря откровенно, стремительно размывается. А у нас после возрождения капитализма так и не возникал.

То, что сейчас называется "средним классом" нашими либеральными (а других особо и нет) отечественными экономистами или социологами, измеряется исключительно по "потреблению". И определяется как "социальная группа, имеющая устойчивые доходы, достаточные для удовлетворения широкого круга материальных и социальных потребностей" (с). Что уже, мягко говоря, некорректно. Извините за сравнение, это как деревья в лесу сортировать по группам, допустим, по длине ствола, не обращая внимания ни на толщину этого самого ствола, ни на сортность древесины. Но даже если судить по такой выборке – проблемы есть, и проблемы достаточно серьезные.

В США средний класс составляет 51% населения, богачей насчитали 20% и 29% бедняков. В Германии в группу "середнячков" входят 82%. В исследованиях численности среднего класса в России от РАНХиГС и социологов РАН показатель составляет 20% населения (примерно 28 миллионов человек). Но то, что либеральная социология определяет как "средний класс", - это никакой не средний класс, а действительно случайная выборка исключительно по уровню доходов или "по самоопределению".

Классический же "средний класс" - это класс городских мелких и средних собственников. Условно говоря, лавочников, цирюльников, владельцев небольших местных производств, отельеров, то есть классических буржуа. И именно владение собственностью и страх ее потерять, а отнюдь не "уровень дохода", делал из них охранителей существующего порядка.

Сейчас же, в обществе эпохи постмодерна, под "средним классом" нам пытаются преподнести т.н. "менеджеров среднего звена". Плюс всевозможных юристов, экономистов и дизайнеров и прочий креативный класс. По сути, классический "офисный пролетариат", наемников. Мобильных, не обремененных собственностью, которую необходимо не потерять, а преумножить, чтобы передать детям. По сути все ту же "пролетарскую сволочь", просто чуть лучше отмытую и образованную, одетую в "белые воротнички". И, что зачастую хуже всего, готовую работать кем угодно, лишь бы не работать и неважно кем управлять. Они искренне презирают "синих воротничков", то есть тех высококвалифицированных представителей рабочих и инженерных профессий, которых большинство "белых воротничков" привыкли считать ниже себя.

И это происходит не только у нас. Даже наиболее (и, кстати, заслуженно) авторитетный современный исследователь среднего класса, британский социолог Энтони Гидденс предлагает жесткое деление на так называемые "старый средний класс" и "новый средний класс". "Старый средний класс" составляют как раз мелкие предприниматели, а "новый средний класс" состоит из высокооплачиваемых и среднеоплачиваемых наемных работников, как правило, занятых интеллектуальным и прочим "не ручным" трудом. Он сам отождествляет "новый средний класс" скорее с пролетариатом: как по манере социального поведения, так и по "неукорененности в современном пейзаже". При этом отмечая, что численность "старого среднего класса" (класса собственников) в современных западных обществах стремительно сокращается, а доля "нового среднего класса" неуклонно растет.

Причин здесь много, начиная с размывания самого классического института частной собственности, вообще никак не соотносимого с современным акционерным капиталом и классом профессиональных управленцев. Но для нас все это не очень важно. А важно для нас то, что есть очевидный тренд на размывание и отмирание института классического "среднего класса" даже в развитых западных обществах, у нас же класс мелких и средних собственников и вовсе не сложился. И нечего его фетишизировать и искусственно взращивать. Как, допустим, время профсоюзов, которые уже что угодно, только не "классический профессиональный союз".

Это, кстати, вовсе не значит, что нам не нужно выравнивание доходов, которые в западных демократиях институализируются во многом за счет того самого "охранительного среднего класса". Просто не надо эту проблему перекладывать на плечи, не существующего в нашей стране "среднего класса". Других инструментов, кроме государственных институтов, у нас для решения этой проблемы просто нет. И роль гражданского общества в вопросе того же выравнивания доходов должна быть крайне велика, но она в нашей стране имеет прямо противоположный западническому и либеральному дискурс. То есть состоит во взаимодействии и давлении на государственные институты с целью решения конкретных задач, а не в противостоянии этим институтам с целью выторговать какие-либо поблажки неким отдельным стратам. Если помните, в западной политологии демократия вообще воспринимается не как власть большинства, а как консолидированная власть меньшинств. Впрочем, это тема для отдельного разговора. Ну, а про постмодернистское преобразование "среднего класса" в класс креативный и про наделение этих самозванцев какими-либо отдельными функциями управления и "участием в распределении ништяков" лучше забыть совсем. Ибо, как показывает даже современный западный опыт, ни к чему хорошему это вообще ни при каких обстоятельствах не приведет.
 

Комментарии

Новый комментарий

Для редактирования комментария осталось 10 минут